0

Клятва Гиппократа - topdoc.me

Клятва Гиппократа — этическое обязательство, которое дают врачи после окончания обучения.

Традиция принесения врачебной клятвы существовала еще во времена Древнего Египта и бытует у многих народов.

Вопреки распространенному мнению, Гиппократ не сочинил клятву своего имени, а записал текст, передававшийся из уст в уста на протяжении веков. Первый вариант клятвы был записан около 300 года до нашей эры, и с тех пор в нее вносились многочисленные изменения. Дело в том, что во времена Гиппократа в клятве содержались принципы, неприемлемые для современного врача, например запрет на помощь при аборте или эвтаназии.

Кроме того, в тексте Гиппократа упоминаются античные боги Аполлон, Асклепий (бог врачевания), Гигиея (богиня здоровья) и Панакея (или Панацея, богиня-целительница), что, естественно, тоже потеряло актуальность в наше время. Пункты об отношении к рабам и операциях при каменной болезни тоже непонятны для современного читателя.

Сегодня во многих странах разработаны свои варианты врачебной клятвы или присяги. В СССР врачи после окончания медицинского института приносили Присягу советского врача. В Казахстане клятву Гиппократа обычно произносят первокурсники медицинских университетов.

Вот текст клятвы в переводе с ионического диалекта древнегреческого языка:

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигеей и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: почитать научившего меня наравне с моими родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении - а также и без лечения - я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».